БИОГРАФИЯ В ФОТОГРАФИЯХ


Семён Маркович Цейтлин

"Дело надо делать"

8 февраля 1920, Сухиничи, Калужская губерния — 29 ноября 1996, Москва
В наши времена цифровых технологий трудно себе представить, что ещё 40-50 лет назад фотофиксация экспедиционных бытовых сюжетов была достаточной редкостью и оставалась вполне себе экзотическим мероприятием. Фотоаппарат наличествовал далеко не у каждого сотрудника экспедиции. О студентах здесь говорить не приходится. Плёнка была в цене. Автоматические опции в процессе производства фотографии были сведены к минимуму. Кадром дорожили. Вероятно, этим следует объяснять незаполненные позиции многих биографий в 1950, 60, 70-е гг.

Анкета Семёна Марковича тех лет насыщена удивительными событиями:


1941-53 гг – работа в производственной геологии;
1953-54 гг – учительство в московской школе №518, обучение в аспирантуре...

1941 г.
50-е годы, Тунгуска
г. Красноярск, июль 1953 г.
...полевые изыскания в Северном Приангарье...


В непростые послевоенные годы отечественная промышленность сталкивается с серьёзными проблемами обеспечения важнейшими минеральным ресурсами, и в первую очередь, нефтегазовым, железнорудным сырьём и техническими алмазами. Начиная с 1949 года Третьим геологическим управлением Министерства геологии и Геологическим институтом АН СССР были развёрнуты исследования по изучению геологии мезозойских и кайнозойских отложений, рельефа и алмазоносности южной окраины Тунгусского бассейна. В 1950-е годы С.М. Цейтлин включается в данный проект в составе представительной группы геологов, геоморфологов, минералогов и обогатителей (А.П. Буров, Н.П. Вербицкая, Г. А. Виллер, Н.П. Кленовицкий, Э. И.Равский, П. Е. Оффман, Д. А. Туголесов и многие другие). Таким образом, в связи с фундаментальными обоснованиями геологоразведочных работ по развитию минерально-сырьевой базы, бассейн среднего течения Ангары и верхнего течения Катанги (Подкаменной Тунгуски) получил сравнительно хорошее геологическое и геоморфологическое освещение.

[Равский Э.И. "Геология мезозойских и кайнозойских отложений и алмазоносность юга Тунгусского бассейна"/ Труды ГИН: вып. 22, 1959 г., - 180 с.]
...и легендарный ГИН АН СССР.

ГИН, Институт Археологии, Сунгирь:
первые комплексные исследования


«В июне 1957 г. Бюро Отделения геолого-географических наук АН СССР постановило считать стоянку Сунгирь на ряд ближайших лет объектом для проведения образцовых комплексных исследований с привлечением представителей различных дисциплин, участвующих в изучении четвертичного периода, о чем поставить в известность соответствующие институты Академии наук. В том же году были начаты совместные всесторонние исследования Сунгирьской стоянки институтами Археологии и Геологии при ближайшем участии Владимирского краеведческого музея. Руководство осуществлялось О. Н. Бадером (археология, раскопки стоянки), В. И. Гро­мовым (геология, фауна) и академиком В. Н. Сукачевым (флора)». Постоянным участником всех геологических исследований в составе мощной команды специалистов был С. М. Цейтлин [Сукачев В. H., Громов В. И., Бадер О. Н. Верхнепалеолитическая стоянка Сунгирь - Труды ГИН, вып. 162. – М., 1966. – с. 5-6].



Енисейская Сибирь

Особенным выдалось сотрудничество С.М. Цейтлина с Э.И. Равским, Э.А. Вангенгейм, Н.М. Ермоловой, и др. в составе Красноярской археологической экспедиции, в отрядах совместно с З.А. Абрамовой, Н.Ф. Лисицыным, С.Н. Астаховым, С.А. Васильевым (1960-1990-е гг. с разной периодичностью). В Северном Приангарье на р. Кова (1984, 1987) и в зоне Красноярского водохранилища С.М. Цейтлин участвовал в работах Североангарской и Комплексной археологических экспедиций Красноярского пединститута (педуниверситета) под руководством Н.И. Дроздова, в многопрофильной команде Лаборатории археологии и палеоэкологии Средней Сибири в составе А.Ф. Ямских, С.А. Лаухина, В.П. Чехи, В.Г. Кольцовой, Н.Д. Оводова и др. С исследованиями тех лет на Енисее сибирское палеолитоведение обретает «второе дыхание», достойно подхватив эстафету первичных научных изысканий первой третьи XX века, связанных с фамилиями И.Т. Савенкова, Н.К. Ауэрбаха, Г. Фон Мергарта, Г.П. Сосновского, Г.Ф. Мирчинка, В.И. Громова.

[Ларичев В.А. Палеолит Северной, Центральной и Восточной Азии. – Ч.1 - Новосибирск: «Наука» ­– 1969; Ч.2 - Новосибирск: «Наука» – 1972; Абрамова З.А., Палеолит Енисея. Афонтовская культура. – Л., 1979; Астахов С.Н. Палеолит Енисея. Палеолитические стоянки на Афонтовой Горе в г. Красноярске. – СПб: «Европейский Дом», - 1999; Ермолова Н.М., Абрамова З.А., Астахов С.Н., Васильев С.А. Палеолит Енисея – Л.: ЛО «Наука», 1991; Археология, геология и палеогеграфия палеолитических памятников Юга Средней Сибири (Северо-Минусинская впадина, Кузнецкий Алатау и Восточный Саян. – Красноярск, 1992]



Москва, Конгресс INQUA 1982

Основательный вклад в развитие мировой геолого-археологической тематики был привнесён московским XI конгрессом ИНКВА, где на самом высоком уровне обсуждались доклады по археологии и природным обстановкам в каменном веке, а также о среде обитания и охотничьей деятельности древнейшего населения. Задачи «конкретно-исторической» науки о палеолите были развёрнуты в спектре естественнонаучных дисциплин о Земле и природном окружении. Секции и симпозиум прошли с максимальным представительством советских учёных из Москвы, Ленинграда, Сибири и Дальнего Востока, Украины, Средней Азии, Прибалтики, Закавказья. Зарубежная археология была представлена учеными ГДР, Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Франции, США, Италии, Бельгии, Индии, Канады, Англии, Израиля, ФРГ, Японии, Алжира, Швеции, Финляндии, Португалии [ИНКВА XI конгресс, Москва, август 1982 г. Тезисы докладов. Тт. 1 - 3. М. 1982].




Событие имеет свою предысторию. В 1960-е годы в СССР, огромные усилия геологов были направлены на формирование стратиграфической шкалы четвертичных отложений и определение принципов корреляции их с зарубежными схемами. Приоритетными направлениями в работе признавались: установление границы между третичным и четвертичным периодами; разработка местных стратиграфических схем; палеонтологического обоснования четвертичной стратиграфии; систематизация стратиграфических подразделений квартера; сопоставление морских и континентальных отложений и определение геологического возраста стратифицированных палеолитических стоянок [Стратиграфическая шкала четвертичных отложений СССР и принципы их корреляции с зарубежными (материалы к проблеме) // под редакцией Н.С. Шатского. – Труды ГИН, Вып. 32. – М.: Изд.во АН СССР, 1959].
С другой стороны, развитие палеогеографического направления в исследованиях антропогена, фундированного академиками К.К. Марковым и Г.И. Герасимовым, в 1960 – 80-х годы становятся нормой полнопрофильного - «комплексного» изучения стоянок палеолита в СССР. Разработки проблематики хронологии и палеогеографических реконструкций в палеолите через труды А.А. Величко, Г.И. Горецкого, В.П. Гричука, М.Н. Грищенко, Г.И. Лазукова, А.И. Москвитина, М.В. Муратова, К.В. Никифоровой, Е.В. Шанцера и многих других входят в «золотой фонд» отечественной науки. Сунгирь, Костёнки, Авдеево, Ильская, Сталинградская стоянка, Мальта, Афонтова Гора и им подобные объекты явились серьёзными полигонами для научной кооперации и междисциплинарных подходов. В науке о древностях неизбежно наступает ещё одна «эпоха» - эпоха ГЕОЛОГИИ ПАЛЕОЛИТА.
"Геология палеолита - сравнительно молодое направление в науке о четвертичном периоде, базирующееся на изучении палеолитических стоянок человека. В четвертичной геологии она имеет большое значение; можно сказать, что без использования данных по геологии палеолита не могут в полной мере решаться вопросы стратиграфии и палеогеографии четвертичного периода. Наряду с этим геология палеолита существеннейшим образом влияет на решение многих проблем археологии каменного века, в частности, - эволюция человека на фоне геологической истории, взаимосвязи человека и среды его обитания, геологического возраста археологических объектов. Таким образом, геология палеолита обеспечивает взаимосвязь четвертичной геологии и археологии, плодотворное взаимообогащение этих наук, как на уровне использования методов исследований, так и на уровне разработки крупных теоретических проблем."

[С.М. Цейтлин «Геология палеолита Северной Азии». М.: «Наука», 1979]
...В 1980-е гг. Цейтлин становится одним из главных экспертов в Сибири по части литолого-стратиграфического изучения разрезов, заключающих в себе культурные слои стоянок каменного века. Большинство тематических совещаний у нас в стране, связанных с проблемами геохронологии и палеогеографии археологических памятников проходят с его участием. В ряде конференций С.М. Цейтлин активно участвует в работе оргкомитетов.
В 1980-90 гг. в Сибири прошло несколько замечательных конференций в рамках которых проводились полевые экскурсии по опорным региональным памятникам с демонстрацией разрезов и возможностью широкого обсуждения методических и практических моментов.





Первой в ряду подобных стала конференция «Проблемы исследования каменного века Евразии (к 100-летию открытия палеолита на Енисее)» в г. Красноярске в 1984 г.

Конференция оказалась небывало представительной. В числе участников - делегации из основных научных центров по изучению каменного века в Советском Союзе – из Ленинграда, Москвы, Новосибирска, Киева, Душанбе, Ташкента…








Работа конференции завершалась полевыми экскурсиями на наиболее интересные археологические памятники региона: стоянку Лиственка, Няша на Енисее и многослойную стоянку мезолита-неолита-бронзового века Казачка на р. Кан.

Два года спустя в Забайкалье проводилась конференция аналогичная красноярской:

«Четвертичная геология и первобытная археология Южной Сибири»
Улан-Удэ – Чита, 1986 г.

После пленарных докладов в Бурятском Филиале Сибирского Отделения АН СССР в г. Улан-Удэ, делегация в составе почти сотни человек на нескольких автобусах отправилась на восток, по направлению к южному водоразделу байкальской периферии. В пятидневный срок участникам конференции предстояло преодолеть свыше 1000 км увлекательного маршрута в окружении живописных горно-долинных пейзажей таёжного Забайкалья, вдоль его основной артерии - великолепной Селенги с её могучими притоками.
Основными пунктами маршрута явились Толбага, комплекс стоянок Усть-Менза и Студёное – 1.







Толбага широко известна по находкам поселения охотников на плейстоценовую лошадь, носорога, бизона ранневерхнепалеолитического возраста. Древнейшие жилища, уникальная находка мелкой пластики палеолита – скульптурка головы медведя, которая признаётся как один из древнейших в Азии образцов первобытного искусства, возводят Толбагу в разряд титульных памятников сибирского палеолита (подробнее здесь - Толбага. Энциклопедия Забайкалья)

Другим плацдармом для научных дискуссий конференции явился Усть- Мензинский археологический комплекс – группа стоянок, компактно расположенных в живописном урочище у впадения реки Менза в Чикой. Место знаменито интереснейшей геолого-геоморфологической ситуацией с многоступенчатым террасовым комплексом и связанным с ним множеством культурных напластований береговых стоянок каменного века, чьи остатки тонкими слойками вовлечены в пойменные аллювиальные осадки. Памятники фиксируют сравнительно однотипную стратегию адаптации первобытного населения, длительное время обитавшего на берегах таёжного Чикоя. (подробнее здесь - Усть-Менза. Энциклопедия Забайкалья)

Все вопросы геолого-геоморфологического изучения памятников, готовящиеся к демонстрации на Всесоюзной конференции, курировались Семёном Марковичем Цейтлиным и Ларисой Дашиевной Базаровой, продолжившей дело своего отца.
Полевые работы С.М. Цейтлина в конце восьмидесятых – начале девяностых были достаточно активными. Он подключился к работам по геохронологическому обоснованию региональной периодизации верхнего палеолита Забайкалья. Длинные авиаперелёты, палаточные условия быта... когда это смущало отечественного геолога? Ревизия хрестоматийных забайкальских памятников типа Варвариной Горы, Санного Мыса, Куналея, Ошурково… Посещение Сухотинского комплекса на Титовской сопке под Читой, равно как и научные экскурсии на вновь открытые, не менее яркие стоянки, такие как Приисковое, Каменка, Мастеров Ключ всецело захватывали исследователя.


Самолёты, сменялись автобусами и машинами, а те, в свою очередь, по необходимости, моторными лодками в комбинации с пешими переходами по ручьям и «прижимам». Часовые и климатические пояса чередовались сами собой. Хватило бы сил!

«…"Источились ноги", - говорил Семён Маркович. Но добравшись до шурфа, спускался вниз по лестнице и подолгу находился в нём, рассматривая разрез и занося записи в дневник. Убедить его не задерживаться в шурфе, в невероятном холоде мерзлотных отложений было невозможно. Ответ был всегда обычным: "Дело надо делать"».

[М.В. Константинов, А.В. Константинов «На пользу и развитие русской науки». Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2005]



Сил хватило. Первая половина 1990 годов – начало двухтысячных, забайкальская наука о древности отметилась серией ярких диссертаций, серьёзных публикаций местных материалов. Совместные усилия специалистов в Забайкалье приводят их к выходу на качественно новый уровень научной систематики [Константинов М.В. 1994, 1996; Константинов А.В. 1992, 2002; Лбова Л.В., 1994, 2001; Карасев В.В., Колосов В.К., Крушевский В.В., 1996; Ташак, 1996, 2005; Кузнецов, 1996; Черенщиков, 1998; T. Goeble, M. Waters, M. Meshcherin, 2001; Разгильдеева, 2003; Васильев, 2004].

Вклад С.М. Цейтлина в формирование нового порядка забайкальской науки переоценить невозможно. В содружестве с коллегами палеолитчиками и геологами-четвертичниками появилось и оформилось то, чем следует авторитетно оперировать, и даже то, что «при случае» возможно критиковать.

Современники отмечают молодецкий азарт в работе (даже на склоне лет), компанейский характер, непритязательность к условиям полевой жизни… Уважительные взаимоотношения с коллегами, в том числе из профессиональных оппонентов и «идейных противников». Не менее заинтересованное отношение к молодому поколению экспедиционеров из разных полевых отрядов.









Кепка-фуражка, пиджак ИТРовского работника, сигареты «Новость», зонтик… - это основные аксессуары, которые фигурируют практически во всех воспоминаниях об этом замечательном человеке и большом учёном, который кропотливо, шаг за шагом определял новые горизонты современного палеолитоведения в прямом и переносном смысле.
Усть-мензинский археологический лагерь, 1989 г.

Бытует мнение, что если человек, считающий себя учёным, специалистом, профессионалом не может объяснить сути своих изысканий семилетнему ребёнку – то перед Вами шарлатан. Семён Маркович умел и, судя по всему, любил объяснять и рассказывать о предмете своей работы. Из воспоминаний присутствующих на лекциях С.М. Цейтлина безусловно следует, что они всегда были яркими и запоминающимися. Да и под определение «лекция» в строгом значении этого слова не сильно подпадали. Скорее, это были публичные монологи, очень личностные и эмоциональные, основанные на глубоченных во всех смыслах знаниях, обширной эрудиции, слаженно сконструированной речи, тонком чувстве юмора, уважительном отношении к собеседнику, невзирая на возраст и чин. Уж очень он был убедительным в своих выступлениях!

Один из участников усть-мензинского археологического отряда вспоминает, как Семён Маркович, ни с того - ни с сего, в шутку или всерьёз (никому не известно по сей день) устраивает за обеденным столом публичные гадания по руке:

«Вокруг него роится кучка студентов, что-то щебечут и тянут к нему руки наперебой, а он в свою очередь, как всегда деловито берёт каждую протянутую ладошку по очереди и начинает уверенно рассказывать о том, что было, что будет…

Спрашиваю наедине:
- "А хиромантию Вы специально изучали?"

Ответ был сногсшибательным:
- "Будучи литологом мне приходится рассматривать и интерпретировать тончайшие линии - границы слоёв самых верхних и, значит, мобильных слоёв литосферы – которые рассказывают о самых драматических событиях в истории Земли! Неужели мне не позволительно попытаться проанализировать линии человеческой ладони?"»






Казалось бы, для настоящего "полевика" семья — это водитель, повар, маршрутные товарищи...— Но ведь это же неправда!








Форзац книги С.М. Цейтлина "Геология палеолита Северной Азии" из личного архива Николая Дмитриевича Оводова.

Фото вклеено и надписи сделаны рукой Н.Д. Оводова.
Идея комплектования данных материалов на сайте конференции в подобном формате родилась спонтанно. Видимо, она была продиктована желанием ещё раз встретиться глазами с этим замечательным человеком, мельком заглянуть через плечо в его «полевую лабораторию», послушать доклад или, общаясь полушёпотом, посидеть вместе у ночного костерка.

Создатели странички искренне благодарят всех откликнувшихся на призыв сотворить этот коллективный биографический экспромт в честь уважаемого человека. Коллеги присылали фото, делились воспоминаниями. Благо, условия информационного пространства современности позволяют в одночасье организовать материалы на одном рабочем столе, невзирая на физическую удалённость: Москва, Питер, Чита, Иркутск… Всё оказывается рядом. Было бы желание и добрая воля. А это очень важно.
Светлому человеку – светлая память!
БЛАГОДАРИМ:

- Людмилу Семеновну, дочь Семена Марковича
- Рожанскую Надежду Ивановну (фото из архива Н.В. Кинд)
- Тучкову Марианну Ивановну
- Васильева Сергея Александровича
- Тесакова Алексея Сергеевича
- Второва Ивана Петровича
- Лаврушина Юрия Александровича
- Колпакова Евгения Михайловича
- Нехорошева Павла Евгеньевича
- Вишняцкого Леонида Борисовича
- Кузьмина Ярослава Всеволодовича
- Пержакова Сергея Николаевича
- Константинова Михаила Васильевича


- Васильева Сергея Георгиевича
- Екимову Ларису Викторовну
- Кривецкого Алексея Петровича
- Филатова Егора Алексеевича
- Акимову Елену Васильевну
- Буторина Виктора Геннадьевича
- Усанину Нину Григорьевну
- Заику Александра Леонидовича
- Гревцова Юрия Анатольевича
- Леонтьева Виктора Павловича
- архив археологического музея КГПУ им. В.П. Астафьева
- архив Забайкальского Краевого Краеведческого музея им. А.К. Кузнецова


Контактная информация Оргкомитета:

E-mail: tsetlin100@gmail.com;

Телефоны координаторов:
Мещерин Михаил Николаевич, тел.: +7-915-396-55-02;
Богомазова Анна Анатольевна, тел.: +7-913-518-89-43;
Рейс Евгения Сергеевна, тел.: +7-983-203-21-19;

Технический оператор - Автономная некоммерческая организация "Археологическое исследование Сибири"